А.К. Буреев: Мы этой памяти верны

22 июня не случайно называют Днём памяти и скорби. Дата вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз – это такой трагический рубеж в нашей истории, который будет в народной душе кровоточить вечно, как неизбывной останется и благодарность тем, кто ценой своей жизни спас от гитлеровской чумы нашу страну и всё человечество. Неизмеримо высокую цену пришлось заплатить за это нашим отцам и дедам! Особенно – в чёрные дни солнечного июня 41-го. Которые, однако, несмотря на тяжелейшие поражения Красной Армии, стали основой великой Победы цветущего мая 45-го.

Что, кстати, подтверждали, в том числе – оперативно (в боевых донесениях и служебных дневниках) сами гитлеровские вояки: «На Восточном фронте мы столкнулись с ожесточённым сопротивлением», «Наши потери неожиданно высоки», «Гарнизоны ДОТов отказываются сдаваться в плен, взрывая себя вместе с ДОТами», «Судя по всему, наши планы нуждаются в серьёзных корректировках»… Что – вполне объяснимо: за первые два-три месяца войны с СССР немцы потеряли личного состава и боевой техники больше, чем до этого при покорении 12 европейских государств с населением в 190 миллионов человек.

 

Повторяю эту, в общем-то, всем известную истину потому, что в последнее время находятся люди, которые не стесняются спекулировать на нашей поистине героической трагедии. Искажая историю, они утверждают, будто ничего героического-то в ней и не было – только трагическое. А если мы чего-то и добились, то, мол, такой ли ценою!.. Дескать, почти 30 миллионов людей «положили», тогда как немцев погибло намного меньше.

 

Опять-таки стоит повторить всем известное: наши боевые потери были ненамного больше немецких, причём в основном – за счёт первого периода войны. (По данным военных историков, 1,21:1). Основные жертвы – это мирное население, которое целенаправленно уничтожалось фашистами для «освобождения жизненного пространства». Да и пленных они не щадили: уже к декабрю 41-го из захваченных летом остались в живых едва ли четвёртый-пятый. Нашим же воинам даже в порыве справедливой жажды отмщения и в голову не могла прийти мысль о сведении подобным образом кровавого «сальдо». Хотя уже к середине войны ситуация изменялась – диаметрально противоположно. Тех же пленных мы брали – сотнями тысяч…

 

Впрочем, составленные на основании совершенно официальных документов данные о потерях сторон многократно опубликованы и столь широко известны, что, казалось бы, тема – закрыта. Хотя… Клеветниками придуман «тезис», который, вроде бы, перепроверить – трудно. Так, Игорь Бестужев-Лада утверждает: «Советские солдаты буквально своими телами загородили Москву, а затем выстлали дорогу до Берлина: девять падали мёртвыми, но десятый убивал-таки вражеского солдата». Борис Соколов заявил о «нашей оценке соотношения потерь Красной Армии и вермахта на Восточном фронте, - 10:1». А Анатолий Уткин пошёл ещё дальше: «В конечном счёте – и это скорбный факт (?) – на одного погибшего немца приходится четырнадцать наших воинов».

 

И попробуйте, дескать, пересчитать! А приведённые выше «общие» данные – это, мол, не что иное, как «известная пропагандистская статистика». Так давайте обратимся к менее известной – немецкой.

 

С вошедшей даже в анекдоты знаменитой немецкой педантичностью в материалах «Справочной службы Германии» подсчитано, что на территории СССР и восточноевропейских государств захоронено 3.226.000 немецких солдат, из которых установлены личности 2.395.000 человек. К этому числу нужно приплюсовать минимум миллион погибших в боях на территории «фатерлянда» и умерших в тыловых госпиталях. А так как в составе вермахта на Восточном фронте действовали войска сателлитов численностью свыше трёх с половиной миллионов и все они были в пух и прах разбиты…

Но возьмём только заведомый минимум, причём - «чисто немецкие» потери: упомянутые выше 4,5 млн. Так сколько же, если использовать указанное клеветниками соотношение, должно быть – наших? Умножаем на 9, 10, 14. Получается – от сорока до шестидесяти с лишним миллионов. Да окститесь же, господа! Столько взрослых мужчин в Советском Союзе тогда не было.

 

… А теперь – от статистики к конкретным примерам из близкой нам жизни.

 

Вспомним о героической обороне пограничной заставы под командованием ковровчанина Алексея Лопатина. Не одна сотня фашистских вояк нашли там свой бесславный конец.

 

Стал легендой, живым примером геройский подвиг муромлянина Николая Гастелло: скольких захватчиков он уничтожил своим огненным тараном!

 

Кому доводилось слушать Героев Советского Союза – наших земляков, хорошо знает, что не «телами» заваливали советские воины немцев: побеждали врага своим боевым мастерством, мужеством, верностью Родине. Достаточно вспомнить про героический боевой путь недавно ушедшего от нас П.С. Маштакова…

 

… Наконец, осмелюсь привести самый близкий мне пример – про своего отца Константина Яковлевича. На мой взгляд, он даже в каком-то смысле - «многоплановый».

 

Так, вопреки утверждениям клеветников о якобы недостаточном внимании подготовке страны к отражению нараставшей военной опасности, жизненный путь отца подтверждает обратное. Будучи директором Ратисловской средней школы, он организовывал военно-спортивную работу с учениками, выступал с лекциями перед сельским населениями, в том числе разъясняя вынужденную необходимость «уплотнения» рабочей недели, способствовал по партийной линии выполнению задачи по созданию продовольственных резервов. После «финской кампании», показавшей ряд слабостей Красной Армии, был призван на срочную службу. С должности директора, двадцати семи лет, имея двоих детей! Все отсрочки тогда были отменены.

 

До сих пор вспоминаю его рассказы о том, как он постигал солдатскую науку. Стал командиром новейшей по тем временам бронемашины: вместо традиционного пулемёта у неё была пушка-сорокапятка, перископ, триплексы, а не смотровые щели. Поэтому когда началась война, он прислал домой очень бодрое письмо: «Обо мне не беспокойтесь – наш экипаж оснащён отлично, Ждите со скорой победой!»

 

На фронт попал в первые же дни. «И хотя мы отступали, но – огрызались». Да ещё как! В одном из боёв отец лично подбил четырьмя снарядами три немецких танка. «Больше бронебойных а боекомплекте не оказалось. Но мотоциклистам и пехоте ещё прикурить дали!» За это он вместе с другими отличившимися фронтовиками был 22-го июля (ровно через месяц после начала войны!) награждён орденом Боевого Красного Знамени. Награду вручал в Кремле М.И. Калинин. Кстати, отец оказался первым, как он подчёркивал с гордостью, орденоносцем в Ивановской области – Владимирской тогда не было…

 

По рассказам отца, были и другие успешные стычки с захватчиками. Так, возвращаясь из разведки, он встретил оказавшийся без конной тяги расчёт орудия: загнанные лошади не выдержали подъёма на крутой косогор после переправы через речку. А тут – вражеская колонна подходит. Сверху её как на ладони видно. Уговорились с командиром-артиллеристом: «Я по голове колонны бью, ты – по хвосту, а потом – кто как может». Так и сделали. «Всё в щепу разнесли и сожгли!»

 

Но потом – очередная глубокая разведка, окружение, долгое блуждание по лесам и болотам, тяжёлая болезнь. Выходили местные жители, свели с брянскими партизанами. И снова, пока тяжело раненного и контуженного не вывезли самолётом на «Большую Землю», – «боевая пропорция», обратно противоположная «обличительской». Свидетельством тому – «партизанские» награды, последнюю из которых, орден Отечественной войны I степени, ему вручили уже в мирное время: в Брянске разбирали засекреченные ранее архивы и обнаружили донесение о руководимой отцом операции по подрыву важного железнодорожного моста…

 

В День памяти и скорби все эти воспоминания бередят душу, хотя нашей семье повезло: отец вернулся живой, пусть и израненный. Погибли три его брата и старший брат матери – младший тогда не дорос до фронта.

 

Впрочем, а есть ли в России семья, которая бы не понесла тогда безвозвратной утраты?

 

И наверняка у очень многих из нас, кому в грозные сороковые было отвоёвано право на жизнь, в этот день в душе также вскипают свои выстраданные, а потому и неподвластные лжи сокровенные воспоминания о не только безмерно скорбном, но и беспримерно героическом времени в нашей истории…

 

А. БУРЕЕВ,

школьник в годы войны, полковник в отставке

На снимке: фотография отца, сделанная 21 мая 1941 г.

Оставить комментарий

Комментарии: 0
Февраль
  ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
05       1 2 3 4
06 5 6 7 8 9 10 11
07 12 13 14 15 16 17 18
08 19 20 21 22 23 24 25
09 26 27 28        

Поиск по сайту

Наша пресса

Газета ОК КПРФ "За правое дело"
Газета ОК КПРФ "За правое дело"
Газета ЦК ЛКСМ РФ "Комсомольская искра"
Газета ЦК ЛКСМ РФ "Комсомольская искра"

Фоторепортажи

Боевые товарищи

Ленинский комсомол
Ленинский комсомол
"Русский лад"
"Русский лад"
"Дети войны"
"Дети войны"

Агитатору

Материалы для агитации
Материалы для агитации
Публицистика А.К.Буреева
Публицистика А.К.Буреева

Друзья сайта

ЦК КПРФ
ЦК КПРФ
Телеканал КПРФ
Телеканал КПРФ

Будь с нами!

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Наш баннер

Сайт Владимирских коммунистов

ВСТАВИТЬ

на свой сайт:

<a href="http://www.kprf33.com" title="Сайт Владимирского обкома КПРФ" target="_blank"><img src=" http://cs7010.vk.me/c624318/v624318805/13cfc/jOWRjWuhTWM.jpg" height="45" width="140" alt="Сайт Владимирских коммунистов" /></a>