Авторская страница А.К. Буреева

 

70-летие «заоблачного фронта»

 

Ровно 70 лет назад, поздней осенью 1942-го, завершился один из самых драматических, до предела напряжённых, а во многом и экзотичных эпизодов Великой Отечественной – оборонительный этап боёв с фашистскими захватчиками в горах Большого Кавказа. На мой взгляд, сейчас этому сражению уделяется явно недостаточное внимание, причём, видимо, по двум причинам. Во-первых, там с обеих сторон участвовало сравнительно ограниченное количество живой силы и уж совсем мало техники: ни одного танка и даже бронетранспортёра – лишь авиация и лёгкая артиллерия. Во-вторых, с боями в горах не был непосредственно связан ни один из наших прославленных полководцев: примерно в то же время они руководили куда более крупными операциями под Сталинградом, Новороссийском и Туапсе, на Северном Кавказе. Вот и блюдётся скромность!

 

А между тем от исхода боёв на «заоблачном фронте» могла зависеть судьба не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Вот краткие тому доказательства.

 

В соответствии с общим замыслом летней кампании 1942-го года гитлеровское командование разработало план по овладению Кавказом, изложенный в директиве № 45 от 23 июля под кодовым названием «Эдельвейс». Согласно ему предполагалось окружить и уничтожить советские войска под Ростовым, овладеть Северным Кавказом, обойти Главный Кавказский хребет с запада и востока, одновременно преодолев его с севера через перевалы, в результате чего соединиться с турецкой армией, 26 дивизий которой в полной готовности были уже развёрнуты на границе с СССР, а затем устремиться на Ближний Восток и в Индию. Для этого (причём – лишь начального этапа) было выделено более 167 тысяч человек, 1130 танков, 4540 орудий и миномётов, до тысячи самолётов. Наши войска значительно уступали фашистам по мощи: всего 112 тысяч солдат, 121 танк, 2160 орудий и миномётов, 130 самолётов.

 

25-го июля противник начал наступление, однако встретил ожесточённое сопротивление наших воинов. К тому же Гитлер вскоре вынужден был повернуть одну из двух танковых армий (4-ю) на Сталинградское направление. В итоге, несмотря на все усилия, фашисты застряли восточнее Моздока, на подступах к Орджоникидзе, Туапсе и Новороссийску.

 

И тогда внимание фашистского командования сосредоточилось на перевалах Главного Кавказского хребта. Тем более, что для овладения ими и выхода в Закавказье был подготовлен целый 49-й горно-пехотный корпус, в состав которого входило одно из лучших немецких соединений – элитная, состоявшая в основном из жителей гор и прошедшая подготовку в Альпах 1-я горно-пехотная дивизия «Эдельвейс», а также 4-я горно-пехотная дивизия, 97-я и 101 легко-пехотные дивизии. Командовал корпусом генерал горных войск Р. Конрад, имевший к тому времени опыт боевых действий в горах Норвегии и на Балканах. Корпус поддерживала авиация, а в резерве находились румынский кавалерийский корпус в составе трёх дивизий и румынская же горно-пехотная дивизия.

 

Впрочем, в случае успеха на перевалах всей этой мощи и не потребовалось бы, так как в Закавказье, на кратчайшем направлении вдоль Черноморского побережья к Турции, ни каких-либо крупных наших частей, ни тем более оборонительных сооружений не было, а в качестве «отмашки» к действию для турецких войск хватило бы и прорвавшегося к ним чисто символического немецкого отряда. Но…

 

Добившись чисто пропагандистского успеха (на Эльбрусе специально подготовленные альпинисты водрузили фашистский флаг, о чём ведомство Геббельса раструбило на весь мир: «Кавказ покорён!»), немцы, тем не менее, застряли на приэльбрусских перевалах, в том числе на одном из самых удобных – Клухорском. И тогда они перенесли направление своего главного удара на перевалы Санчарской группы, открывающие путь в Абхазию.

 

25-го августа свыше полка 4-й горно-пехотной дивизии, поднявшись по долине реки Большая Лаба, при поддержке авиации атаковало Санчарский и соседние с ним перевалы, которые прикрывались всего лишь одной ротой 808-го полка 394-й стрелковой дивизии и сводным отрядом НКВД. После ожесточённого боя перевалы были захвачены. И тут в дело вступили знаменитые «эдельвейсы»…

 

… Судьба распорядилась так, что во время службы в Закавказье, в редакции окружной газеты «Ленинское знамя», я увлекался горным туризмом, причём основные походы совершал по местам былых боёв, собирая «фактуру» для публикаций и выступлений по телевидению, а также экспонаты для окружного музея. Благодаря этому я довольно глубоко «вник в тему», а поэтому позволю себе рассказать о событиях 70-летней давности с точки зрения этакого «личного видения». Тем более что оно сложилось и от многочисленных встреч с ветеранами, чьи рассказы о боях на «заоблачном фронте» порою весьма отличались от описаний в «официозе».

 

К примеру, и в окружной газете печаталось: «Стремительной атакой высоты 2273 отважные советские воины сбросили засевших там гитлеровцев и вышли во фланг немецкой группировке». А бывший в то огненное время, в свои лишь 17 лет, проводником наших подразделений местный житель Емельян Маркович Козаренко об этом так вспоминал:

 

- Вызывает меня командир батальона: «Получен приказ завтра к вечеру взять эту высоту. Ты покажешь к ней дорогу!» - «Но ведь до той высоты только дойти мы сможем не раньше, как послезавтра к вечеру». – «Как так? Смотри, до неё всего-то и десяти километров не будет». – «Так то по карте…» - «Есть кто-нибудь поопытнее тебя?» - «Есть. Мой старший брат Мартын…» Он и повёл. Двое суток шли – в горах прямых дорог нет. И не атакой высоту взяли, а вскарабкались к вершине ночью, часовых потихоньку сняли, а остальных гранатами забросали…

 

… Так вот, те же местные жители рассказали, что после овладения Санчарским перевалом немецкие подразделения начали, сбивая по пути наши малочисленные заслоны, быстро спускаться вниз, в долины, и вскоре подошли к окрестностям единственного в тех местах селения Псху.

 

- Вечером 26-го августа мужчины и молодёжь, что покрепче, собрались в правлении колхоза. Пришла и прославившаяся потом как отважная разведчица уже немолодая в то время Пелагея Добровольская. Председатель был краток: «Надо помочь красноармейцам!» У кого-то охотничьи ружья были, троим или четверым винтовки выдали и по два десятка патронов. Получился отряд ополченцев почти в тридцать человек.

 

- Немцы, конечно, вооружены были до зубов и первоклассным горным снаряжением снабжены, но наше преимущество – знание местности. Не то что каждой тропки – каждого камня. Чем и воспользовались!

 

Сначала ополченцы были разведчиками.

 

– Но вскоре и докладывать-то фактически стало некому! Большинство наших бойцов погибли, остальные в горные леса отступили. А 29-го немцы заняли Псху, высадили на площадке, где и сейчас аэродром, авиадесант и нацелились на Сухуми. Мы поняли: пора нам бой давать! Отошли за реку Бзыбь, вырыли рядом с мостом окопы. Хоть на день врага задержим, а там, глядишь, и наши на подкрепление подойдут…

 

Так и получилось. Тот же Емельян Маркович рассказал:

 

- К реке подошёл то ли передовой отряд немцев, то ли усиленная разведгруппа. Человек тридцать – сорок. Вначале было они опасались, но нас не заметили, осмелели, столпились на мосту гогочут. Тут мы и ударили! А так как каждый охотником был… В общем, ни один не ушёл! Но и мы не остались: рассредоточились по горам…

 

Немцы задержались ненадолго и вскоре не только реку Бзыбь перешли, но и Бзыбский хребет преодолели. С его южного склона в бинокли Сухуми рассматривали, безбрежным простором Чёрного моря любовались. Хотя тоже – недолго: наше командование сумело собрать и подтянуть к месту боёв резервы. В официальном документе об этом сказано: «Была создана Санчарская группировка войск, которую возглавил генерал-полковник И. Пияшев. Бойцы с ходу вступали в бой, давая достойный отпор зарвавшемуся противнику…»

 

О своём «видении» произошедшего семь десятилетий назад упоминаю вовсе не для того, чтобы, как это стало сейчас очень модным, раскритиковать «неумелые действия» командиров – бросить очередной ком грязи в наше прошлое. Наоборот, буквально каждая мелочь из тех событий, на мой взгляд, свидетельствует о том, насколько сплочён был советский народ в своей решимости дать отпор врагу и отстоять независимость Родины. Ведь именно простые советские люди, причём не столько мощью оружия, сколько силою духа, сыграли главную роль в срыве скрупулёзно просчитанных планов Гитлера. Именно эти люди своим мужеством исправляли и действительно случавшиеся ошибки руководителей – в ряде случаев неизбежные и невольные.

 

В самом деле, в один из наиболее напряжённых моментов войны, когда фашисты рвались к Сталинграду, где решалась судьба истории, советское командование изыскало возможность прикрыть главные направления – на Баку и через Новороссийск к Чёрному морю, но понадеялось, что неприступные кручи Большого Кавказа сами собой являют препятствие для врага. И действительно, кто бывал в горах, понимает, что трудно представить, как по узким тропам, где и с туристским-то рюкзаком нелегко пройти, могут устремиться многотысячные, утяжелённые оружием, боеприпасами, продовольствием воинские колонны? Тем более что на перевалах и других ключевых точках один боец с пулемётом может преградить путь сотне, а то и больше врагов.

 

Да вот оказалось, что на Санчаро, Доу, Абзапш других перевалах и узких тропах бойцов с пулемётами, а особенно – патронных лент оказалось ох как мало!..

 

Потому и пришлось срочно формировать Санчарсую группу. Причём как! Рассказывают, будто в Закавказье прибыл сам Берия и своей властью посылал «на затычку» прорыва всё, что только было возможно: маршевые роты, в спешке мобилизованных и необученных новобранцев, даже команды выздоравливающих из госпиталей. Вовсю помогали местные жители, причём порой доходило до курьёзов. Так, видя марширующих в одних гимнастёрках солдат, женщины протягивали им тёплые вещи. Красноармейцы смеялись: «Ты что, мать! Лето, жара, а поднимемся в горы – там ещё к солнцу ближе будет». Шинели, куртки, меховые шапки, даже бурки потом всё-таки привозили на вьючных лошадях и ослах, а питание доставляли даже «своим ходом» - пригоняли отары овец. Но так как снег и морозы приходят на перевалы уже в октябре, а спускаться до зоны лесов обстановка не всегда позволяла, то мясо бойцам приходилось порою жевать – замёрзшим…

 

Тем не менее, отпор оккупантам был организован быстро и в целом умело. Вскоре в состав группы уже входили 307 полк 61-й стрелковой дивизии, батальон 155-й и батальон 51-й стрелковых бригад, 25-й пограничный полк НКВД, сводный отряд НКВД, курсанты 1-го Тбилисского пехотного училища, истребительные отряды из местных ополченцев. Бойцов активно поддерживала авиация.

 

С Бзыбского хребта немцев сбили буквально в течение нескольких дней. К 1 августа отбросили на северный берег Бзыби – те даже не успели взорвать мост, где ополченцы давали им памятный бой. Были подтянуты силы для освобождения села Псху – единственного в Закавказье населённого пункта, который гитлеровцам удалось оккупировать на несколько дней: с 26 августа по 8 сентября. Правда, за это время они успели его не только разграбить и сжечь, но и переименовать на немецкий лад: Айнедебах – Заброшенный Источник. Кстати, удивительно, что многие тбилисские телезрители после передачи об этом спрашивали: «Неужели фашисты и правда в Грузии побывали?..»

 

Кровопролитные бои в горах шли почти непрерывно, даже ночами, в любую погоду и на самых неприступных участках всю осень и даже в декабре – пока наши воины не выбросили оккупантов через Главный Кавказский хребет и не закрепились на перевалах. При этом людей порой погибало!..

 

… В 1982-м году едем на военных грузовиках с ветеранами и почётными гостями через озеро Рица в село Псху на 40-летие его освобождения. В самом узком, заросшем лесом участкее ущелья реки Агурипста вдруг останавливаемся. Убелённый сединами мужчина, показывая на скалы, едва сдерживает слёзы: «Вот здесь наш курсантский отряд Первого тбилисского пехотного училища попал в засаду. Мои товарищи вот так, один на другом лежали». И он скрестил пальцы.

 

Но потери были не только от пуль, снарядов горных орудий и авиабомб – сами горы таят в себе опасность. Помню, во время одного из турпоходов «командор» остановил нашу группу у края ущелья: «Минута молчания, ребята! Внизу лежат останки бойцов целого нашего батальона. В 42-м он шел вон по тому склону, а немцы ударили выше из миномётов – посыпались камни, и всех смело…» Случай обычный: в Первую мировую войну во время боевых действий между Австрией и Италией под лавинами и камнепадами погибло более 60 тысяч солдат.

 

А были потери и по иным причинам. Во время другого похода мы отдавали дань памяти воинам на Марухском перевале, возле Скалы Молчания. Осенью 42-го здесь наши бойцы, чтобы зайти в тыл фашистам, решили подняться по отвесной скале, а так как не то что горного снаряжения – простых верёвок не было, то уговорились: «Если кто будет падать – молчать, чтобы немцы не услышали». Так и было. Несколько человек сорвалось, но никто не издал ни звука. Остальные вскарабкались по каменной стене наверх и ударили по фашистам. Погибших же до сих пор время от времени выносит в своих изумрудно-прозрачных глыбах ледник…

 

Впрочем, не помню ни одного похода по тем местам, чтобы на маршруте не встретились полуобвалившиеся окопы, побелевшие от времени кости, а особенно – пробитые пулями каски, гильзы, осколки мин, даже неразорвавшиеся гранаты. Сколько их мы принесли для музея округа! Хотя с каждым годом незахороненных останков воинов становилось всё меньше, а обелисков на братских могилах – больше: туристы, съезжавшиеся тогда буквально из всех уголков Союза, чтили память своих земляков, некогда сражавшихся здесь за единую Родину. Приносили на места боёв мемориальные плиты почти в каждый поход и мы…

 

… А в начале 1943-го началось уже наше наступление. Военные альпинисты сбросили с Эльбруса фашистский флаг и водрузили наш, советский. Хвалёные «эдельвейсы» бежали, кто смог и успел. Седой суровый Кавказ снова стал – вплоть до лихого безвременья в результате «перемен» 91-го – мирным, цветущим краем и всесоюзной туристической Меккой. Жаль, ныне в горах порою опять звучат взрывы и выстрелы, причём, что особо обидно, своих – по своим…

 

А. БУРЕЕВ

Февраль
  ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
05       1 2 3 4
06 5 6 7 8 9 10 11
07 12 13 14 15 16 17 18
08 19 20 21 22 23 24 25
09 26 27 28        

Поиск по сайту

Наша пресса

Газета ОК КПРФ "За правое дело"
Газета ОК КПРФ "За правое дело"
Газета ЦК ЛКСМ РФ "Комсомольская искра"
Газета ЦК ЛКСМ РФ "Комсомольская искра"

Фоторепортажи

Боевые товарищи

Ленинский комсомол
Ленинский комсомол
"Русский лад"
"Русский лад"
"Дети войны"
"Дети войны"

Агитатору

Материалы для агитации
Материалы для агитации
Публицистика А.К.Буреева
Публицистика А.К.Буреева

Друзья сайта

ЦК КПРФ
ЦК КПРФ
Телеканал КПРФ
Телеканал КПРФ

Будь с нами!

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Наш баннер

Сайт Владимирских коммунистов

ВСТАВИТЬ

на свой сайт:

<a href="http://www.kprf33.com" title="Сайт Владимирского обкома КПРФ" target="_blank"><img src=" http://cs7010.vk.me/c624318/v624318805/13cfc/jOWRjWuhTWM.jpg" height="45" width="140" alt="Сайт Владимирских коммунистов" /></a>